Лев Игнатьев

Рассказы-были. Поэзия природы. Юмористические новеллы. Рыбалка без секретов

Родился в селе 1-я Иноковка в 1938 году. Отец погиб под Сталинградом. После войны переехал с матерью в г. Кирсанов; она преподавала в младших классах при педучилище, я учился в школе № 1. Детство и юность были трудными: пережил голод, до старших классов носил залатанную одежду. Был тихим, застенчивым, а бедность делала меня и замкнутым. С помощью тётки по отцу закончил десятилетку. Оценки преобладали хорошие, но чтобы иметь заработок, поступил в Тамбовское ПТУ № 1.

За городом летали спортивные самолёты, и я подолгу наблюдал за ними. Пришёл в аэроклуб - приняли на вечерние курсы.

В ПТУ сдал экзамены, получил свидетельство электромонтёра. И тут же ушёл на аэродром "Пахотный угол". Инструктор вывез меня в ознакомительный полёт - все фигуры пилотажа я воспринял с восторгом. А после парашютного прыжка стал курсантом-пилотом.

На самолёте ЯК-18 вылетел самостоятельно. Программу закончил с общей оценкой "отлично" и был рекомендован в авиационное училище.

В Балашовском высшем авиационном училище лётчиков-бомбардировщиков был большой конкурс. Я недобрал двух баллов. Но проходной балл сиротам, чьи родители погибли за Родину, снизили на два, и меня приняли. Позже я понял, что мой отец ценою жизни помог мне стать лётчиком.

В 1956 - 1959 годах вооружённые силы сокращали. А потому нас выпустили из высшего военного училища за три года, с неоконченным образованием, по специальности: пилот - техник самолёта ИЛ-14.

В полках трижды переучивался, за двадцать лет лётной работы в дальней и военнотранспортной авиации на Т У-16 и АН-12 налетал время, равное трём месяцам жизни в воздухе, двенадцать раз прыгал с парашютом.

В 1968 году участвовал в чехословацких событиях - выполнял боевое десантирование посадочным способом на аэродром "Прага". Там у меня было лётное происшествие, за благополучный исход которого получил благодарность из Москвы.

Списанного "на землю", меня перевели в г. Тарту, где командиром дивизии был генерал Джахар Дудаев.

После ухода на пенсию квартиру получил в г. Воронеже. Но родина перетянула. Она - источник моего вдохновения.

Ещё в раннем детстве бабушка по отцу привила мне любовь к русским народным песням и стихам. А у неё было два класса ликбеза. Она знала много песен и читала стихи нараспев. Когда я спросил, какие это стихи гениальные, она ответила: "Это те, которые поются и легко запоминаются".

Много полезного по практике стихосложения я взял у В. В. Маяковского, но стремлюсь к есенинской певучести. За точными рифмами не гонюсь; главным считаю силлабо-тоническое стихосложение. И от правил стараюсь не отступать.

Пишу нерегулярно, и только когда слова просятся на бумагу. Стихотворную заготовку откладываю, довожу - в несколько приёмов. Если чувствую тупиковое положение, которое преодолеть не могу, снова откладываю. Нужные слова со временем приходят сами.

Придерживаюсь акмеизма (не советского толкования), где чистота словесного выражения и прозрачность стихов по содержанию - главное, стремлюсь излагать любую сложную мысль самыми простыми словами. Считаю, что словесные украшения в стихах допустимы лишь тогда, когда не затуманивают содержания. Верю в безграничные возможности русского языка и добиваюсь правильной стихотворной формы. Люблю стихи стройные, лёгкие, как у М. Ю. Лермонтова. Избегаю иноязычного, для облегчения чтения разбиваю строки на фразы, понятные с одного взгляда.

Мои знания теории стихосложения не позволяют считать свои стихи совершенными, поэтому я ими недоволен - нередко переделываю.

Большая часть моих произведений напечатана в газете "Сельские новости" Гавриловского района. Этим я обязан редактору Александру Андреевичу Тищенко (ныне покойному) - талантливому, смелому человеку, который оценил моё творчество как осмысление взаимоотношений с природой и животным миром. Меня волнует слепая жестокость людей - несовершенство человеческого разума.

Статьи, напечатанные в газете «Тамбовская жизнь»